«Ванный» фотограф Татьяна Паламарь: «Мне нравится через такие съёмки воссоединять человека с водой»

«Ванный» фотограф из Владивостока Татьяна Паламарь рассказала о своем творчестве.

Татьяна Паламарь
Татьяна Паламарь

— Ты позиционируешь себя как ванный фотограф. Расскажи, с чего все началось.

— Мои водные погружения начались после того, как я вдохновилась съемками Татьяны Масловой из Уссурийска, у нее была серия ванных фото, после чего я задалась вопросом: «А почему бы не попробовать?» Моей первой моделью была моя подружка Диана, которая после долгих уговоров доехала до меня, и мы начали экспериментировать. Первое погружение было уже не совсем обычным, поскольку мы развели остатки сухого детской смеси для питания и получилось что-то, похожее на молоко. После того, как я положила свою модель в «молоко», я заметила любимую детскую игрушку моего ребенка, это была желтая резиновая уточка, которую мы сразу же включили в фотосет. Эта съемка была моим самым первым ванным «Погружением» и, кстати сказать, самым запоминающимся и любимым для всех моих зрителей.

Откровенно говоря, подкрашивать воду я начала благодаря моей клиентке, которая пришла фотографироваться ко мне со своей собакой и попросила показать ей мои последние фотографии. Ей настолько понравилась наша с Дианой работа, что она с визгом начала прыгать на балконе и говорить: «Я пеку тортики и у меня есть пищевые красители, давай принесу и сделаем что-то свое».

— Водные съёмки – только красивая картинка или целая философия?

— Это чисто визуально, так как многие в моих работах ищут скрытый смысл, даже думают, что модели изображают из себя нечисть, утопленниц, но на самом же деле все гораздо проще. Мне просто нравится через такие съемки воссоединять человека с водой. Я получаю огромное удовольствие гармонично подбирая цвет воды, реквизит (естественно, учитывая пожелания клиента) с внешностью моей модели. Также, съемки подчеркивают характер модели: ее нежность, женственность, или же наоборот, некую брутальность.

— Есть ли у тебя какие-нибудь задумки, которые давно сидят у тебя в голове, но еще не вышли в свет?

— Да! Моя главная цель — снять девушку с настоящим осьминогом! Ну, не с живым, конечно (смеется), либо с щупальцами осьминога. Плюс, сейчас я только начинаю осуществлять свою давнюю задумку — серию ванных погружений с мужчинами. Кто-то может заявить, что это совершенно не для парней, а я отвечу, что не разделяю людей и их интересы по гендерному признаку, и если парень захочет сняться у меня с каким-нибудь эпатажным реквизитом или подчеркнуть свой образ косметикой, я буду только «за»!

— Бывали ли у тебя курьезные или запоминающиеся ситуации на съемках?

Один раз я чуть не навернулась в ванную с моей моделью. Девочка в этот момент вскрикнула, но не спешила спасать свое положение, а сразу же вытянула руки, с опаской глядя на мою дорогую камеру, по ее словам. До сих пор мы вспоминаем это со смехом и некоей иронией.

— Недавно у тебя была выставка в Санкт-Петербурге со своим некоммерческим проектом «Их сны».. Как жители культурной столицы оценили твое творчество?

— Да вполне себе спокойно. Мне кажется, что они там и не такое видят (смеется), людей сейчас особо сложно чем-то удивить. Были те, кто целенаправленно приходил на выставку, и те, кто просто шел мимо, но большинство оценило то, что я сделала, чему нельзя не нарадоваться.

— Ты снимаешь только ванные съемки или что-то еще?

— В основном, конечно, да. Кроме ванной у меня еще есть своя балконная мини-студия. Большой популярностью пользуются бельевые съемки в стиле «ню», на которые приходят девочки для себя, в том числе, чтобы поднять свою самооценку. Также в своих фотоработах я люблю практиковать щибари (японское искусство связывания), которое смотрится очень зрелищно и эротично. Еще я обожаю снимать любовных парочек на свежем воздухе, но иногда мне кажется, что моя аудитория «выбирает» стиль моих работ в сторону морской стихии и веревок.

Интервью подготовила Полина Власова

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *